Эрозивный рефлюкс эзофагит — советы врачей на каждый день

Изменение образа жизни и питания при гастроэзофагеальной рефлюксной болезни.

Изменения в образе жизни и диете помогают уменьшить симптомы гастроэзофагеальной рефлюксной болезни (ГЭРБ). Следует, однако, отметить, что в случае рефлюксной болезни немедикаментозная терапия может принести желаемые результаты, только когда симптомы заболевания не сопровождаются рефлюкс-эзофагитом.

В случае эзофагита и тяжелых симптомов необходимо использовать соответствующие лекарства, а диета в этом случае будет являться фактором, поддерживающим фармакотерапию.

Важные рекомендации

Изменения образа жизни, рекомендуемые при рефлюксной болезни, касаются:

  • нормализации массы тела;
  • объема приемов пищи и скорости ее потребления;
  • отказа от сигарет;
  • положения тела во время сна и отдыха;
  • физической активности.

Масса тела

Людям с ожирением или избыточным весом рекомендуется снизить массу тела, поскольку избыточный вес связан с повышением внутрибрюшного давления, что усугубляет заболевание. Многочисленные исследования подтвердили, что избыточный вес / ожирение является фактором риска развития гастроэзофагеальной рефлюксной болезни и эрозивного эзофагита.

Отказ от курения

Объем приемов пищи и скорость ее потребления

Также важны объем потребляемой пищи и скорость еды. Употребление обильной пищи способствует более частым эпизодам рефлюкса, и, если эта еда характеризуется высокой осмолярностью, сила рефлюкса также увеличивается. Поэтому пациентам рекомендуется есть 5–6 раз в день, ограничиваясь небольшими порциями. 

Есть следует в спокойной обстановке, в медленном темпе. Быстрое питание заставляет людей заглатывать больше воздуха во время еды, что повышает внутрибрюшное давление и способствует более частому рефлюксу.

Курение

Курение сигарет, препятствуя очищению пищевода и уменьшая напряжение в нижнем сфинктере пищевода, увеличивает количество эпизодов рефлюкса. Поэтому людям с симптомами гастроэзофагеальной рефлюксной болезни рекомендуется бросить курить.

Отказ от курения

Положение тела во время сна и отдыха

Симптомы заболевания можно уменьшить, приняв правильную позу во время сна и отдыха. 

Рекомендуется не ложиться сразу после еды. Поднятие изголовья кровати на 15-20 см помогает более эффективно очищать пищевод во время сна, что уменьшает симптомы заболевания. Такая процедура приносит желаемые результаты, особенно у людей с грыжей пищеводного отверстия диафрагмы.

Физическая активность

Симптомы гастроэзофагеальной рефлюксной болезни ухудшаются после интенсивных физических нагрузок, частых или продолжительных наклонов или любых физических нагрузок, выполняемых сразу после еды, поэтому рекомендуется избегать интенсивных физических нагрузок, а также физических нагрузок после еды. 

Однако было показано, что умеренная физическая активность, например, прогулка на велосипеде, плавание, ходьба, снижают риск рефлюксной болезни. Предположительно, это связано с улучшением и укреплением мышц диафрагмы и поддержанием правильного энергетического баланса, способствующего здоровой массе тела.

Умеренная физическая активность

Диета

Соблюдение правильной диеты – не менее важный элемент немедикаментозной терапии. Людям с симптомами рефлюкса следует избегать: 

  • жирных, жареных и трудноусвояемых продуктов;
  • острых, и луковых овощей, помидоров и томатных продуктов;
  • цитрусовых и соков из этих фруктов;
  • шоколада и шоколадных продуктов;
  • кофе, настоя мяты, газированных напитков, алкоголя.

Перечень продуктов, влияющих на механизмы развития заболевания, также вызывающих его симптомы, представлен в Таблице 1. В Таблице 2 перечислены разрешенные продукты / блюда.

Некоторые люди находят облегчение от изжоги, выпивая обезжиренное молоко или негазированную минеральную воду – эти жидкости очищают пищевод, вымывая кислоту из желудка, попавшую в пищевод, и нейтрализуют ее, оказывая ощелачивающее действие.

Негазированная минеральная вода

Таблица 1. Факторы, вызывающие симптомы заболевания

Факторы болезни Примеры продуктов
Снижение давления в нижнем сфинктере пищевода шоколад, настой мяты, кофе, крепкий чай, алкоголь
Индукция преходящего спонтанного расслабления нижнего сфинктера пищевода жиры, лук, овощи, спаржа, артишоки
Задержка опорожнения желудка шоколад, жиры, продукты, содержащие растворимую клетчатку
Увеличение секреции желудочного сока кофе, алкоголь
Стимуляция сенсорных рецепторов в пищеводе цитрусовые, цитрусовые соки, томаты, томатный сок, острые специи

Таблица 2. Разрешенные и не рекомендуемые продукты для людей с гастроэзофагеальной рефлюксной болезнью

Название продукта или блюда Можно Не рекомендуется
Зерновые продукты легкий хлеб, цельнозерновой хлеб, грубый хлеб;крупа: мелкая, например, манная, крупная, например, перловая крупа;рис, макароны гречневая крупа
Молоко и молочные продукты молоко до 2% жирности, простокваша, кефир, натуральные и фруктовые йогурты;нежирный и полужирный творог, ограниченное количество гомогенизированного сыра, сливки с содержанием жира до 18% жирное молоко (3,2% и более жирности), жирный творог, желтый сыр, плавленый сыр, сыр с плесенью, сыр фета, сливочный сыр, сливки (с содержанием жира 22% и более)
Яйца вареные, омлет яичница, обжаренная в жире / беконе
Мясо, мясное ассорти, рыба нежирное мясо: говядина, телятина, курица, индейка (без кожи), нежирная свинина в ограниченном количестве;нежирная рыба: пресноводная (например, лещ, окунь, судак), морская (например, треска, хек, камбала), пресноводная и морская жирная рыба в ограниченных количествах;нежирная свинина, птица, говядина, вареные и тушеные мясо и рыба, запеченные в фольге, на гриле (в ограниченном количестве) жирное мясо: свинина, баранина, гусь, утка, жирное мясо, потроха, паштеты, мясные консервы, жареное мясо и рыба
Жиры масло в небольших количествах, маргарины в небольших количествах, растительные масла в небольших количествах сало, бекон
Картофель отварной, пюре без масла, клецки картофель фри, жареный картофель, картофельные оладьи, чипсы
Овощи и овощные консервы овощи и овощные консервы, не упомянутые в следующем столбце томаты и томатный сок, лук и луковые овощи (лук-порей, лук-шалот, чеснок), спаржа, артишоки, бобовые
Фруктовые и консервы фрукты и варенья, не упомянутые в следующем столбце цитрусовые: грейпфрут, апельсины, мандарины, лимоны, цитрусовые соки, яблоки, бананы
Сахар и сладости сахар, мед, сладости, не указанные в следующем столбце шоколад и шоколадные изделия, халва
Специи специи, не упомянутые в соседнем столбце острый перец, чили, карри, перец, горчица, хрен
Супы все, кроме упомянутых в графе рядом, супы из бобовых и крестоцветных овощей в ограниченном количестве приготовленные на бульоне из костей / жирного мяса, отбеленные жирными сливками
Мясные блюда и рыба отварные, тушеные без жарки, запеченные в алюминиевой фольге, на пергаменте или в фольговом рукаве, тефтели, мясные и рыбные пудинги жареные, тушеные, запеченные традиционным способом
Мука и крупы блюда, не указанные в следующем столбце жареные блюда, жареные во фритюре, блюда со шкварками, смазанные маслом
Соусы нежный, заправленный йогуртом, обезжиренным молоком, небольшим количеством масла или яичного желтка, загущенный суспензией муки в воде или молоке острый, приготовленный на бульоне из костей или жирного мяса, загущенный соусом, с добавлением жирных сливок, майонеза и соусов на основе майонеза
Десерты компоты, кисели, муссы, шербеты, желе, бисквит, дрожжевое тесто крем и торты, изделия из слоеного теста, песочное тесто, пончики
Напитки негазированная минеральная вода, «слабый» чай, травяные чаи (кроме мяты), фруктовые чаи, алкоголь в очень ограниченном количестве (в случае людей с эзофагитом – полное исключение) кофе, «крепкий» чай, настой мяты, газированные напитки, слабоалкогольные спирты (особенно пиво, белое вино), алкогольные напитки с соком цитрусовых, газированные напитки или томатный сок

Следует подчеркнуть, что реакция организма на определенные продукты – это индивидуальная особенность. Пациентам следует ограничить потребление не рекомендованных продуктов, но это не значит, что их вообще нельзя есть.

Не исключено, что симптомы заболевания проявятся после продуктов, не упомянутых в тексте.

Именно поэтому каждый больной должен наблюдать за реакцией своего организма на различные продукты питания и исключать из рациона те, которые вызывают или ухудшают симптомы.

Примерное меню для человека с гастроэзофагеальной рефлюксной болезнью

Завтрак I:

  • ржаной хлеб, цельнозерновой хлеб, тонко намазанный маргарином;
  • постный белый сыр;
  • салат;
  • фруктовый чай без сахара или с очень небольшим количеством сахара.

Завтрак II:

  • хлеб, тонко намазанный маргарином;
  • вырезка индейки;
  • свежий огурец;
  • ломтики ананаса;
  • чай некрепкий без сахара или с очень небольшим количеством сахара.

Обед:

  • ячменный суп с перловкой;
  • коричневый рис, фрикадельки из телятины в подливе, тушеная свекла без добавления жира;
  • чай некрепкий без сахара или с очень небольшим количеством сахара.

Полдник:

  • мусс с малиной;
  • негазированная минеральная вода.

Ужин:

  • ржаной хлеб, цельнозерновой хлеб, тонко намазанный спредом;
  • салат из брокколи с ветчиной (брокколи отварная, вырезка из индейки, тыквенные семечки, обжаренные без добавления жира, натуральный йогурт, специи);
  • травяной чай без сахара или с очень небольшим содержанием сахара.

Опыт лечения гастроэзофагеальной рефлюксной болезни | #06/02 | «Лечащий врач» – профессиональное медицинское издание для врачей. Научные статьи

Обеспечение эффективного контроля над желудочной секрецией — одно из главных условий успешной терапии так называемых «кислотозависимых» заболеваний верхних отделов желудочно-кишечного тракта.

В клинической и поликлинической практике в настоящее время для ингибирования соляной кислоты париетальными клетками слизистой оболочки желудка чаще всего используются блокаторы Н2-рецепторов гистамина второго (ранитидин) и третьего (фамотидин) поколений, несколько реже — ингибиторы протонного насоса (омепразол, рабепразол), а для нейтрализации уже выделенной в полость желудка соляной кислоты — антацидные препараты. Антацидные препараты иногда применяются в лечении больных, страдающих так называемыми «кислотозависимыми» заболеваниями, в сочетании с Н2-блокаторами рецепторов гистамина; иногда в качестве терапии по «требованию» в сочетании с ингибиторами протонного насоса. Одна или две «разжеванные» антацидные таблетки не оказывают значительного эффекта [10] на фармакокинетику и фармакодинамику фамотидина, применяемого в дозе 20 мг.

Читайте также:  Баланопостит уже ГОД! - советы врачей на каждый день

Между этими медикаментозными препаратами существуют определенные различия, перечислим основные из них: различные механизмы действия; скорость наступления терапевтического эффекта; продолжительность действия; разная степень эффективности их терапевтического действия в зависимости от времени приема препарата и приема пищи; стоимость медикаментозных препаратов [1]. Вышеперечисленные факторы не всегда учитываются врачами при лечении больных.

В последние годы в литературе все чаще обсуждаются вопросы фармакоэкономической эффективности использования в терапии «кислотозависимых» заболеваний различных медикаментозных препаратов, применяющихся по той или иной схеме [2, 7].

Стоимость обследования и лечения больных особенно важно учитывать в тех случаях, когда больные в силу особенностей заболевания нуждаются в продолжительном лечении [4, 6], например при гастроэзофагеальной рефлюксной болезни (ГЭРБ).

Это весьма распространенное заболевание, обследование и лечение таких пациентов требуют значительных расходов.

Как известно, у большей части больных ГЭРБ отсутствуют эндоскопические признаки рефлюкс-эзофагита. Однако по мере прогрессирования ГЭРБ появляются патологические изменения слизистой оболочки пищевода.

Симптомы этого заболевания оказывают на качество жизни такое же воздействие, что и симптомы других заболеваний, включая и ишемическую болезнь сердца [5].

Замечено [8] отрицательное воздействие ГЭРБ на качество жизни, особенно на показатели боли, психическое здоровье и социальную функцию. У больных, страдающих ГЭРБ, высок риск появления пищевода Барретта, а затем и аденокарциномы пищевода.

Поэтому при первых же клинических симптомах ГЭРБ, особенно при возникновении эндоскопических признаков эзофагита, необходимо уделять достаточное внимание своевременному обследованию и лечению таких больных.

В настоящее время лечение больных ГЭРБ проводится, в частности, препаратом фамотидин (гастросидин) в обычных терапевтических дозировках (по 20 мг или по 40 мг в сутки).

Этот препарат обладает рядом достоинств: удобство применения (1-2 раза в сутки), высокая эффективность в терапии «кислотозависимых» заболеваний, в том числе и по сравнению с антацидными препаратами [9], а также большая безопасность по сравнению с циметидином.

Однако наблюдения показали [1], что в ряде случаев для повышения эффективности терапии целесообразно увеличение суточной дозы гастросидина, что, по некоторым наблюдениям [1], снижает вероятность появления побочных эффектов по сравнению с использованием в повышенных дозах блокаторов Н2-рецепторов гистамина первого (циметидин) и второго (ранитидин) поколений. Преимущество фамотидина [11] перед циметидином и ранитидином заключается в более продолжительном ингибирующем эффекте на секрецию соляной кислоты обкладочными клетками слизистой оболочки желудка.

Существуют и другие преимущества блокаторов Н2-рецепторов гистамина (ранитидина или фамотидина) перед ингибиторами протонного насоса; в частности, назначение этих препаратов на ночь позволяет эффективно использовать их в лечении больных из-за отсутствия необходимости соблюдать определенную «временную» связь между приемом этих препаратов и пищи. Назначение некоторых ингибиторов протонного насоса на ночь не позволяет использовать их на полную мощность: эффективность ингибиторов протонного насоса снижается, даже если эти препараты приняты больными вечером и за час до приема пищи. Однако суточное мониторирование рН, проведенное у больных, лечившихся омезом (20 мг) или фамотидином (40 мг), свидетельствует [3] о том, что продолжительность действия этих препаратов (соответственно 10,5 ч и 9,4 ч) не перекрывает период ночной секреции, и в утренние часы у значительной части больных вновь наблюдается «закисление» желудка. В связи с этим необходим и утренний прием этих препаратов.

Определенный научно-практический интерес вызывает изучение эффективности и безопасности использования фамотидина и омеза (омепразола) в более высоких дозировках при лечении больных, страдающих «кислотозависимыми» заболеваниями верхних отделов желудочно-кишечного тракта.

Нами изучены результаты клинико-лабораторного и эндоскопического обследования и лечения 30 больных (10 мужчин и 20 женщин), страдающих ГЭРБ в стадии рефлюкс-эзофагита. Возраст больных — от 18 до 65 лет.

При поступлении в ЦНИИГ у 30 пациентов выявлены основные клинические симптомы ГЭРБ (изжога, боль за грудиной и/или в эпигастральной области, отрыжка), у 25 больных наблюдались клинические симптомы, в основном ассоциируемые с нарушением моторики верхних отделов желудочно-кишечного тракта (чувство быстрого насыщения, переполнения и растяжения желудка, тяжесть в подложечной области), обычно возникающие во время или после приема пищи. Сочетание тех или иных клинических симптомов, частота и время их возникновения, а также интенсивность и продолжительность у разных больных были различными. Каких-либо существенных отклонений в показателях крови (общий и биохимический анализы), в анализах мочи и кала до начала терапии не отмечено.

При проведении эзофагогастродуоденоскопии (ЭГДС) у 21 больного выявлен рефлюкс-эзофагит (при отсутствии эрозий), в том числе у 4 больных обнаружена рубцово-язвенная деформация луковицы двенадцатиперстной кишки и у одного больного — щелевидная язва луковицы двенадцатиперстной кишки (5 больных страдали язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки, сочетающейся с рефлюкс-эзофагитом). Кроме того, у одной больной обнаружена пептическая язва пищевода на фоне рефлюкс-эзофагита и у 8 больных — эрозивный рефлюкс-эзофагит. У всех больных, по данным ЭГДС, обнаружена недостаточность кардии (в сочетании с аксиальной грыжей пищеводного отверстия диафрагмы или без нее).

В лечении таких пациентов использовался гастросидин (фамотидин) в дозировке 40-80 мг в сутки в течение 4 недель (первые 2-2,5 недели лечение проводилось в стационаре ЦНИИГ, в последующие 2 недели пациенты принимали гастросидин в амбулаторно-поликлинических условиях). Терапию гастросидином всегда начинали и продолжали при отсутствии выраженных побочных эффектов, пациентам назначали по 40 мг 2 раза в сутки в течение 4 недель; лишь при появлении диареи и крапивницы дозировку гастросидина уменьшали до 40 мг в сутки.

Исследование было выполнено с учетом критериев включения и исключения больных из исследования согласно правилам клинической практики.

При проведении ЭГДС определяли НР, используя быстрый уреазный тест (один фрагмент антрального отдела желудка в пределах 2-3 см проксимальнее привратника) и гистологическое исследование биопсийного материала (два фрагмента антрального отдела в пределах 2-3 см проксимальнее привратника и один фрагмент тела желудка в пределах 4-5 см проксимальнее угла желудка). При обследовании больных при необходимости проводили УЗИ органов брюшной полости и рентгенологическое исследование желудочно-кишечного тракта. Полученные данные, включая и выявленные побочные эффекты, регистрировали в истории болезни.

В период проведения исследования больные дополнительно не принимали ингибиторы протонного насоса, блокаторы Н2-рецепторов гистамина или другие так называемые «противоульцерогенные» препараты, включая антацидные препараты и средства, содержащие висмут.

25 из 30 пациентов (84%) из-за наличия клинических симптомов, ассоциируемых чаще всего с нарушением моторики верхних отделов пищеварительного тракта, дополнительно получали прокинетики: домперидон (мотилиум) в течение 4 недель или метоклопрамид (церукал) в течение 3-4 недель.

Лечение больных ГЭРБ в стадии рефлюкс-эзофагита всегда начинали с назначения им гастросидина по 40 мг 2 раза в сутки (предполагалось, что в случае появления существенных побочных эффектов доза гастросидина будет уменьшена до 40 мг в сутки).

Через 4 недели от начала лечения (с учетом состояния больных) при наличии клинических признаков ГЭРБ и (или) эндоскопических признаков эзофагита терапию продолжали еще в течение 4 недель.

Через 4-8 недель по результатам клинико-лабораторного и эндоскопического обследования предполагалось подвести итоги лечения больных ГЭРБ.

При лечении больных гастросидином (фамотидином) учитывались следующие факторы: эффективность гастросидина в подавлении как базальной и ночной, так и стимулированной пищей и пентагастрином секреции соляной кислоты, отсутствие изменений концентрации пролактина в сыворотке крови и антиандрогенных эффектов, отсутствие влияния препарата на метаболизм в печени других лекарственных средств.

По результатам анализа обследования и лечения больных ГЭРБ в стадии рефлюкс-эзофагита в большинстве случаев терапия была признана эффективной.

На фоне проводимого лечения у больных ГЭРБ с рефлюкс-эзофагитом (при отсутствии эрозий и пептической язвы пищевода) основные клинические симптомы исчезали в течение 4-12 дней; у пациентов с эрозивным рефлюкс-эзофагитом боль за грудиной постепенно уменьшалась и исчезала на 4-5-й день от начала приема гастросидина; у больной с пептической язвой пищевода на фоне рефлюкс-эзофагита — на 8-й день.

Двое из 30 больных (6,6%) через 2-3 дня от начала лечения отказались от приема гастросидина, с их слов, из-за усиления болей в эпигастральной области и появления тупых болей в левом подреберье, хотя объективно состояние их было вполне удовлетворительным. Эти больные были исключены из исследования.

По данным ЭГДС, через 4 недели лечения у 17 пациентов из 28 (60,7%) исчезли эндоскопические признаки рефлюкс-эзофагита, у 11 — отмечена положительная динамика — уменьшение выраженности эзофагита.

Поэтому в дальнейшем этих больных лечили гастросидином в амбулаторно-поликлинических условиях в течение еще 4 недель по 40 мг 2 раза в сутки (7 больных) и по 40 мг 1 раз в сутки (4 больных, у которых ранее была снижена дозировка гастросидина).

Весьма спорным остается вопрос — рассматривать ли рефлюкс-эзофагит, нередко наблюдаемый при язвенной болезни (чаще всего при язвенной болезни двенадцатиперстной кишки), как осложнение этого заболевания или же считать его самостоятельным, сопутствующим язвенной болезни заболеванием? Наш многолетний опыт наблюдений показывает, что, несмотря на некоторую связь ГЭРБ и язвенной болезни (их относительно частое сочетание и даже появление или обострение рефлюкс-эзофагита в результате проведения антихеликобактерной терапии), все же язвенную болезнь и ГЭРБ (в том числе и в стадии рефлюкс-эзофагита) следует считать самостоятельными заболеваниями. Мы неоднократно наблюдали больных с частыми обострениями ГЭРБ в стадии рефлюкс-эзофагита (при наличии у них рубцово-язвенной деформации луковицы двенадцатиперстной кишки). Последнее обострение язвенной болезни (с образованием язвы в луковице двенадцатиперстной кишки) у этих больных отмечалось 6-7 и более лет назад (значительно реже, чем рецидивы ГЭРБ в стадии рефлюкс-эзофагита), однако при очередном обострении язвенной болезни с образованием язвы в луковице двенадцатиперстной кишки всегда при эндоскопическом исследовании выявляли и рефлюкс-эзофагит. Мы уверены, что при наличии современных медикаментозных препаратов лечить неосложненную язвенную болезнь значительно легче, чем ГЭРБ: период терапии при обострении язвенной болезни двенадцатиперстной кишки занимает значительно меньше времени по сравнению с терапией ГЭРБ; да и в период ремиссии этих заболеваний пациенты с язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки чувствуют себя более комфортно, в то время как больные ГЭРБ вынуждены для улучшения качества жизни отказываться от приема значительно большего количества продуктов и напитков.

Читайте также:  Диспорт перед ЭКО - советы врачей на каждый день

При обследовании (через 8 недель лечения) трое из 11 больных по-прежнему предъявляли жалобы, ассоциированные с нарушением моторики верхних отделов желудочно-кишечного тракта.

Трое больных при хорошем самочувствии отказались от проведения контрольной ЭГДС через 8 недель.

По данным ЭГДС, у 7 из 8 больных отмечено исчезновение эндоскопических признаков эзофагита (в том числе у одной больной — заживление пептической язвы пищевода).

Определение НР проводилось у всех 30 больных: в 11 случаях выявлена обсемененность НР слизистой оболочки желудка (по данным быстрого уреазного теста и гистологического исследования материалов прицельных гастробиопсий). Антихеликобактерная терапия в период лечения больным ГЭРБ в стадии рефлюкс-эзофагита не проводилась.

При оценке безопасности проведенного лечения каких-либо значимых отклонений в лабораторных показателях крови, мочи и кала отмечено не было.

У 4 больных (13,3%), у которых ранее наблюдался «нормальный» (регулярный) стул, на 3-й день лечения гастросидином (в дозе 40 мг 2 раза в сутки) был отмечен, с их слов, «жидкий» стул (кашицеобразный, без патологических примесей), в связи с чем доза гастросидина была уменьшена до 40 мг в сутки.

Через 10-12 дней после снижения дозы стул нормализовался без какой-либо дополнительной терапии. Интересно отметить, что еще у 4 больных, которые ранее страдали запорами, на фоне проводимого лечения стул нормализовался на 7-й день.

У 3 из 30 больных (10%) на 3-4-й день приема гастросидина появились высыпания на коже туловища и конечностей (крапивница). После уменьшения дозировки гастросидина до 40 мг в сутки и проведения дополнительного лечения диазолином (по 0,1 г 3 раза в день) высыпания на коже исчезли.

Проведенные исследования показали целесообразность и эффективность терапии ГЭРБ в стадии рефлюкс-эзофагита гастросидином по 40 мг 2 раза в сутки, особенно при лечении больных с выраженными болевым синдромом и изжогой.

Такое лечение может успешно проводиться в стационарных и амбулаторно-поликлинических условиях.

Изучение отдаленных результатов проведенного лечения позволит определить продолжительность периода ремиссии этого заболевания и целесообразность лечения гастросидином в качестве «поддерживающей» терапии или же терапии «по требованию».

По вопросам литературы обращайтесь в редакцию

Лечение и профилактика осложнений эрозивного рефлюкс-эзофагита

Стенограмма лекции

  • XXV Всероссийской Образовательной Интернет Сессии для врачей
  • Общая продолжительность: 19:23
  • 00:00
  • Оксана Михайловна Драпкина, секретарь межведомственного Научного Совета по терапии РАМН, доктор медицинских наук, профессор:

— Юрий Александрович Кучерявый. Лечение и профилактика осложнений эрозивного рефлюкс-эзофагита.

Юрий Александрович Кучерявый, кандидат медицинских наук:

— Добрый день, глубокоуважаемые коллеги! Не менее актуальная сегодня тема, чем предшествующая, поскольку ГЭРБ является заболеванием достаточно распространенным в популяции. По данным эпидемиологических исследований, частота встречаемости, как вы знаете, достигает 10%, а в некоторых возрастных группах и превышает данный показатель.

Многие авторы, занимающиеся этой проблемой, представляют структуру рефлюксной болезни в виде пирамиды, основу которой составляет неэрозивная и эрозивная рефлюксная болезнь.

Именно вторая форма и грозна своими осложнениями, которые развиваются достаточно часто, формируя «сердце» и вершину пирамиды в переносном смысле.

Самое грозное, самое тяжелое осложнение, безусловно, рак в виде аденокарциномы, абсолютно ассоциированной с ГЭРБ.

Итак, частота осложнений у больных ГЭРБ превышает 20%.

Наиболее часто встречается стриктура и пищевод Баррета, развитие желудочной и кишечной метаплазии в пищеводе, являющееся фоном, основой для развития аденокарциномы пищевода.

Ее риск возрастает в десятки раз у пациентов с пищеводом Баррета. Мы видим, что более чем у 10% пациентов, страдающих рефлюксной болезнью, отмечаются эти грозные осложнения.

Первый вопрос, который возникает у клинициста: как классифицировать язвы и стриктуры в структуре ГЭРБ? Очень часто используемая в последние годы лос-анджелесская классификация рефлюкс-эзофагита не позволяет нам поставить диагноз осложнений. Мы может только поставить стадию эзофагита. Но никто не отменял старые классификации: в частности, IV степень рефлюкс-эзофагита по классификации Савари-Миллера подразумевает под собой и наличие стриктур, и наличие пищевода Баррета.

02:33

В крупных эпидемиологических исследованиях частота осложнений рефлюксной болезни в достаточной степени варьирует. Это зависит, безусловно, и от дизайна исследований.

Если мы берем эндоскопические исследования, пациенты, которые в них включались, были направлены в эндоскопические кабинеты по поводу тех или иных жалоб, предъявляемых ими уже при первичном обследовании, при скрининговом обследовании.

У них частота выше, но мы это учитываем и видим, что в крупных исследованиях, включающих более тысячи пациентов, частота встречаемости пищевода Баррета и стриктур превышает 1,5%-2% и возрастает с возрастом (что касается пищевода Баррета – почти в три раза).

Стриктуры пищевода развиваются медленно в течение многих месяцев и лет. Это как раз те самые месяцы и годы, когда мы могли бы предотвратить их развитие, если бы своевременно был установлен диагноз рефлюксной болезни, и было назначено адекватное лечение.

Сотни моих пациентов, которые приходят на прием, жалуются на изжогу в течение многих лет. Никто не обращает на это серьезного достойного внимания – в том числе и сами пациенты. Это не может не вызвать удивления. Об этом нельзя не говорить. Безусловно, со временем изжога может стихать при развитии стриктуры. Доминируют другие жалобы – такие как дисфагия.

Определенная взаимосвязь имеется с НПВС, о которых так много сегодня говорится. Отчасти из-за того, что НПВС и ингибиторы протонной помпы – это чрезвычайно часто назначаемые препараты в клинике внутренних болезней.

Случай-контроль исследования показали, что имеется повышенный риск развития пептических стриктур пищевода у лиц, принимающих НПВС.

При этом абсолютно доказано, что препараты этой группы не вызывают, не инициируют рефлюксную болезнь, никаким образом не влияя патогенетически на тонус нижнего пищеводного сфинктера, адекватная функция которого существенно значима в патофизиологии рефлюксной болезни.

Возможно, имеется случайная взаимосвязь, поскольку у пожилых пациентов чаще встречаются именно эрозивные формы рефлюксной болезни. Именно эти пациенты чаще принимают НПВС.

Не исключается, что НПВС и аспирин, принимающиеся в безоболочечной форме, могут обладать у пациентов с рефлюксной болезнью местным раздражающим действием, вызывая усиление воспаления и формирование стриктуры. Однако данная патофизиологическая взаимосвязь абсолютно не доказана и остается пока лишь в рамках гипотезы.

05:47

Как клинически протекают стриктуры пищевода? Безусловно, доминирующий симптом – дисфагия: нарушение глотания. Реже встречается одинофагия (боль при глотании).

При выраженных стриктурах встречается регургитация непереваренной пищей (рвота после приема пищи). В запущенных случаях появляется и снижение массы тела.

При обследовании мы выявляем сужение пищевода (по данным рентгенологических и эндоскопических методов). Возможно выявление анемии как следствие нутритивной недостаточности.

В течение многих лет рентгенологическое исследование было основным и главным. Оно остается показательным и до сих пор. Мы видим, какие стриктуры можно диагностировать у пациентов с жалобами на дисфагию. Если проходимость в чрезвычайной степени нарушена, приоритет при рентгенологическом обследовании может быть в пользу водорастворимого контраста.

Важнейший метод диагностики осложнений рефлюксной болезни и стриктур, о которых мы говорим сейчас, это эзофагогастродуоденоскопия.

Эндоскопические методы, которые позволяют не только оценить глазом локализацию стриктуры, степень сужения, но и осуществить забор для морфологического исследования, для постановки, для выявления пищевода Баррета. Нередко сочетается у одного пациента и стриктура и пищевод Баррета.

Либо верифицировать другой диагноз, о котором я скажу несколько слов сегодня: эозинофильный эзофагит.

По локализации стриктуры разделяются на высокие, средние и низкие. Для рефлюксной болезни характерны как раз низкие стриктуры, а для других заболеваний (в частности, эозинофильного эзофагита) высокие и сочетанные. Реже комбинированные.

Читайте также:  После болезни онемела щека - советы врачей на каждый день

07:48

На данной таблице кратко представлена дифференциальная диагностика стриктур и основные нозологические формы, которые требуют включения в круг дифференциального диагноза.

Это ГЭРБ-ассоциированные стриктуры, которые характеризуются длительным течением симптомов рефлюксной болезни, то есть изжоги. Она со временем может быть, скажем, редуцирована и разрешена.

У этих пациентов появится дисфагия. При обследовании выявляется чаще солитарная стриктура в нижней трети пищевода.

При гистологическом исследовании слизистой оболочки пищевода нередко выявляется картина пищевода Баррета.

При наличии дисфагии у пациента с эозинофильным эзофагитом, при обследовании выявляются чаще множественные циркулярные стриктуры.

Чаще это верхняя и средняя треть пищевода, но может быть и нижняя треть, которая будет нас в некоторой степени дезориентировать в сторону более часто встречаемой рефлюксной болезни с осложнением в виде стриктуры.

При гистологическом исследовании может быть выявлена выраженная эозинофильная инфильтрация.

У пациентов с раком пищевода наиболее часто встречаются две формы (примерно 50 на 50, как вы знаете). Аденокарцинома пищевода, абсолютно ассоциированная с рефлюксной болезнью, как я уже говорил.

Плоскоклеточный рак: значимость гастроэзофагеального рефлюкса в патофизиологии этой формы рака пока абсолютно не доказана. При экзофитном росте опухоли также может быть дисфагия. Может в той или иной степени встречаться анамнез рефлюксной болезни.

Это относится в большей степени, безусловно, к аденокарциноме.

При ахалазии проявляющаяся дисфагия и регургитация непереваренной пищей. Выявляется выраженное сужение в нижней трети пищевода при рентгеноскопии. При этом в ходе эзофагогастродуоденоскопии при ранних стадиях ахалазии эта, казалось бы, зона сужения абсолютно проходима. Слизистая чаще всего не изменена.

Буквально несколько слов об эозинофильном эзофагите. Так выглядят множественные циркулярные сужения или солитарные стриктуры, как показано на верхних картинках. Но (это нужно помнить) при данном заболевании выявляются нередко (относительно реже, чем при ГЭРБ) отеки с гиперемией, что может нас дезориентировать в плане установления диагноза.

Как говорил Олег Самуилович сегодня, нужно правильно установить диагноз. После этого мы будем уверены в проведении лечения, поэтому что касается стриктур и дисфагии, безусловно, это важно. Особенно когда мы с каждым годом все больше знаем про эозинофильный эзофагит.

10:47

При рентгенологическом исследовании мы видим типичные признаки – зазубренность контуров и высокие множественные стриктуры.

При гистологическом исследовании более 15-ти эозинофилов в поле зрения для эозинофильного эзофагита.

Для того чтобы установить диагноз (еще раз подчеркну), данных гистологического исследования может быть недостаточно, хотя имеются международные критерии для установки этого диагноза.

Наличие симптомов, наличие гистологических признаков эозинофильного эзофагита, исключение других заболеваний, в первую очередь. Подход должен быть в любом случае комплексным.

Наиболее часто встречаются именно ассоциированные с ГЭРБ стриктуры. Лечение их – непростая задача, особенно когда пациенты приходят на запущенных стадиях стриктуры, когда может помочь только хирургическое вмешательство.

Залогом успешного лечения стриктур, если они диагностированы на ранней стадии, и их профилактики является своевременная диагностика и своевременное лечение ГЭРБ. При адекватном подходе, при назначении современных лекарственных средств возможно и обратное развитие (частичное) той стриктуры, которая сформировалась.

В том случае, если имеется клинически значимая дисфагия и непроходимость пищевода, безусловно, нам нужна будет помощь хирурга.

На первом этапе, как правило, выполняются малоинвазивные вмешательства: дилатация стриктур, то есть бужирование либо установка стентов. Данные мероприятия дают достаточно хороший клинический эффект.

Чаще всего их успех закрепляется последующим назначением современных ингибиторов протонной помпы.

В том случае, если неэффективно консервативное лечение, либо оно невозможно, и не дают эффект малоинвазивные хирургические методики, то выполняются объемные хирургические вмешательства.

12:58

Перед практическим врачом стоит вопрос, какой препарат выбрать. Я могу сказать одно – нужно выбрать ингибитор протонной помпы. Это совершенно однозначно. Чем тяжелее форма рефлюксной болезни, тем более эффективный препарат должен быть назначен. Но не должно быть никаких мыслей по поводу того – назначить антациды или, может быть, назначить прокинетики или Н2-блокаторы или ИПП.

Однозначно ингибиторы протонной помпы! Эти результаты доказаны на уровне мета-анализов. Эта ситуация не обсуждается. Назначайте любой препарат, с которым вы работаете, которому вы доверяете, с учетом сопутствующих назначений, как говорила сегодня Татьяна Львовна. Выбор препарата может быть значимым с учетом межлекарственного взаимодействия.

Я хочу показать результаты достаточно крупного мета-анализа, свидетельствующего о преимуществах стереоизомеров ИПП (эзомепразол в дозе 40 мг) над препаратами первых поколений в эффективности лечения тяжелых C, D стадий (по лос-анджелесской классификации) эрозивного эзофагита как в течение 4-х, так и в течение 8-ми недель. Этот мета-анализ показывает преимущества более современных ИПП (таких как нексиум).

Почему длительность лечения рефлюксной болезни должна быть достаточно большой? Безусловно, вы знаете, что морфологической основой рефлюксной болезни (как эрозивной, так и неэрозивной формы) является расширение межклеточных контактов. Это типичный признак рефлюксной болезни, который мы крайне редко можем диагностировать, поскольку обычно в клинической практике не используется электронная микроскопия для верификации данного состояния.

Имеется несколько исследований, которые оценили динамику ширины межклеточных пространств плоского эпителия в пищеводе на фоне терапии ИПП.

Было показано, что даже если мы применяем современные ИПП (нексиум в дозе 40 мг в сутки в течение 8-ми недель), только у чуть более 80% пациентов отмечается нормализация межклеточных пространств, свидетельствуя о наступлении некой ремиссии рефлюксной болезни.

Более того: только у тех пациентов, у которых нормализовались межклеточные пространства в плоском эпителии в пищеводе, имелся 100%-ный контроль симптомов заболевания. Это также доказывает данную концепцию.

15:35

Если мы прибегаем к баллонной дилатации, к бужированию, нам все равно нужно использовать консервативную терапию. Мы видим, что сопутствует тяжелое повреждение слизистой – эрозивный эзофагит. Бывают часто надрывы слизистой, сопровождающиеся кровотечениями.

Прогноз при стриктурах следующий. Он относительно благоприятный, если речь идет о рефлюксной болезни и об адекватной терапии этого заболевания. Пациенты в большинстве случаев могут полностью вернуться к привычному образу жизни. В случае постоянной поддерживающей антисекреторной терапии стриктуры крайне редко рецидивируют.

В том случае, если неэффективны консервативные мероприятия, мы прибегаем к помощи хирурга – операции типа Льюиса или Гэрлока выполняются с пластикой удаленного сегмента пищевода желудком.

Несколько слов по поводу язв пищевода. Этиология: так же рефлюксная болезнь наиболее часто дает вклад в общую структуру язв пищевода. Мы видим, что прочие вирусные и грибковые поражения, вызывающие язву, встречаются, как правило, у ВИЧ-инфицированных пациентов уже, по сути дела, больных СПИДом.

Достаточно часто язва пищевода дает кровотечение.

Здесь представлены прочие, неассоциированные с рефлюксной болезнью, причины: грибковый эзофагит, герпетические, цитомегаловирусные язвы, которые будут требовать этиотропной терапии в плане лечения, если мы их выявляем.

Что же касается язв в рамках ГЭРБ, то здесь также нужно патогенетическое лечение. ИПП и препаратом выбора являются более эффективные, более современные стереоизомеры, которые есть на нашем рынке. В качестве дополнительного лечения могут быть назначены современные прокинетики. С симптоматической целью – антациды и альгинаты.

Сроки терапии определяются сроками заживления. Как я уже говорил, это не менее 8-ми недель для стандартной терапии рефлюкс-эзофагита. Если мы говорим про осложнения, то это более длительный период времени. При пищеводе Баррета – это абсолютно точно непрерывный прием.

18:00

Мы видим по результатам одной из работ, демонстрирующихся на данном слайде, что чем более выраженная изжога, чем более она длительная, тем более высокий риск осложнений. Этим вопросом заниматься просто необходимо.

Данный слайд раскрывает нам, почему необходима при пищеводе Баррета более длительная и более мощная кислото-супрессивная терапия. Да потому что здесь более яркий, более выраженный, более мощный кислотный рефлюкс.

Наши пациенты должны оставаться с нами. Довольны, пожалуй, только те, кто не испытывает симптомов рефлюксной болезни, которые имеются у пациентов с осложненной формой заболевания. Повысить приверженность лечению может только успешная терапия. Чем быстрее наступает эффект и чем прогнозируемее он будет, тем больше будет наш общий успех.

В качестве заключения несколько слов хочу сказать. Залогом успеха лечения и профилактики осложнений рефлюксной болезни является своевременная адекватная и длительная антисекреторная терапия.

Спасибо огромное за внимание.

19:23

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*